Город Кабул где находится?

КАБУЛ

КАБУЛ — сто­ли­ца Аф­га­ни­ста­на, административный центр ви­лая­та Ка­бул.

Население 2436,1 тыс. человек (2008 год). Рас­по­ло­жен на вос­то­ке Аф­га­ни­ста­на, в до­ли­не реки Ка­бул, в оа­зи­се (на высоте 1791 м). Узел шос­сей­ных до­рог, ко­то­рые свя­зы­ва­ют его с Па­ки­ста­ном и Ин­ди­ей (че­рез Дже­ла­ла­бад и Хай­бер­ский про­ход), Ира­ном (че­рез Кан­да­гар и Ге­рат), Тад­жи­ки­ста­ном; коль­це­вая ав­то­трас­са Ка­бул — Кан­да­гар — Ге­рат — Мей­ме­не — Ма­за­ри-Ша­риф — Хульм — Ка­бул. Ме­ж­ду­народный аэ­ро­порт.

Впер­вые упо­ми­на­ет­ся в «Ру­ко­вод­ст­ве по гео­гра­фии» Пто­ле­мея (II век) под названием Ка­бур (Ка­рур). Вхо­дил в Ку­шан­ское цар­ст­во, за­тем до VI века на­хо­дил­ся под вла­стью эф­та­ли­тов. В VI — первой половине VII века Кабулом управ­ля­ли ме­ст­ные пра­ви­те­ли (Ка­бул-ша­хи). В пе­ри­од араб­ских за­вое­ва­ний Кабул и его ре­ги­он (Ка­бу­ли­стан) бы­ли лишь но­ми­наль­но под­чи­не­ны (661-680-е годы) и вхо­ди­ли в со­став Ха­ли­фа­та. В IX веке Кабул за­вое­ва­ли Саф­фа­ри­ды; по­сле их па­де­ния в 900 году го­ро­дом по­сле­до­ва­тель­но вла­де­ли Са­ма­ни­ды, Газ­не­ви­ды, Гу­ри­ды, Ти­му­ри­ды. В 1504 году Ба­бур за­вое­вал Кабул и сде­лал его сто­ли­цей сво­их вла­де­ний. В 1738 году Кабул был взят На­дир-ша­хом, а с 1747 года на­хо­дил­ся в со­ста­ве Дур­ра­ний­ской дер­жа­вы; при Ти­мур-ша­хе Дур­ра­ни (1773-1793 годы) был её сто­ли­цей. С 1818 года центр Ка­буль­ско­го княжества, во­круг ко­то­ро­го сфор­ми­ро­ва­лось Афганское государство.

Во вре­мя 1-й и 2-й анг­ло-аф­ган­ских войн ок­ку­пи­ро­ван анг­ли­ча­на­ми и силь­но раз­ру­шен. В феврале 1919 года в Кабуле про­шла ко­ро­на­ция эми­ра Ама­нул­лы-хана. С 1940-х годов стал раз­ви­вать­ся как промышленный центр. По­сле Ап­рель­ской ре­во­лю­ции 1978 года и вво­да советских войск в Аф­га­ни­стан (смотрите Аф­ган­ский кон­фликт 1979-1989 годов) в Кабуле рас­по­ла­гал­ся штаб ко­ман­до­ва­ния ог­ра­ни­чен­ным кон­тин­ген­том советских войск в Аф­га­ни­ста­не. По за­вер­ше­нии вы­во­да советских войск (февраль 1989 года) в го­ро­де и его ок­ре­ст­но­стях про­ис­хо­ди­ли ожес­то­чён­ные столк­но­ве­ния ме­ж­ду различными от­ря­да­ми афганской оп­по­зи­ции и си­ла­ми ре­жи­ма На­род­но-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии Аф­га­ни­ста­на. В апреле 1992 года оп­по­зиционные груп­пи­ров­ки за­ня­ли Кабул без боя. В 1996 году Кабул был взят фор­ми­ро­ва­ния­ми дви­же­ния «Та­ли­бан». По­сле втор­же­ния войск США в Аф­га­ни­стан (октябрь 2001 года) от­ря­ды «Та­ли­бан» по­ки­ну­ли го­род. 20.12.2001 года он был про­воз­гла­шён ре­зи­ден­ци­ей Временной ад­ми­ни­ст­ра­ции Аф­га­ни­ста­на.

Ста­рая часть Кабула, на пра­вом бе­ре­гу реки Ка­бул, зна­чи­тель­но ре­кон­ст­руи­ро­ва­на (ге­не­раль­ные пла­ны: 1965 год, архитектор Ис­ма­тул­ла Се­радж; 1978 год; оба пла­на — при уча­стии советских спе­циа­ли­стов), но ещё со­хра­ни­лись уз­кие ули­цы, за­стро­ен­ные гли­но­бит­ны­ми и фах­вер­ко­вы­ми до­ма­ми. На хол­мах — ос­тат­ки кре­по­ст­ных стен (воз­мож­но, середина VII века), кре­пость Ба­ла-Хис­сар (сте­ны пред­по­ло­жи­тель­но с V века до н. э.; мно­го­крат­но пе­ре­страи­ва­лись). Со­хра­ни­лись са­до­во-пар­ко­вые ан­самб­ли: с двор­цом Че­хель-Су­тун (конец XIX века, ре­кон­ст­рук­ция — 1956 год); сад Баги Ба­бур с гроб­ни­цей Ба­бу­ра (XVI век), ме­че­тью Шаха Джа­ха­на (бе­лый мра­мор, 1646 год, вос­ста­нов­ле­на в XX веке), са­до­вым па­виль­о­ном и двор­цом ко­ро­ле­вы (оба конец XIX века) и др.

В центре го­ро­да: гроб­ни­цы брать­ев Ашу­ха­на и Аре­фа­на (начало XVIII века, ре­кон­ст­рук­ция 1970-х годов), ме­четь Пули Хиш­ти (конец XVIII века, пе­ре­строе­на в 1960-х годах), на бе­ре­гу ре­ки — не­до­стро­ен­ная гроб­ни­ца Ти­мур-ша­ха (1793 год), мав­зо­лей Ами­ра Абд уль-Рах­ма­на в пар­ке Зар­не­гар (пе­ре­стро­ен в начале XX века из двор­ца конца XIX века). В конце XIX — начале XX веков со­ору­же­на боль­шая празд­нич­ная ме­четь Ид-Гах.

На восточной ок­раи­не — руи­ны буд­дий­ско­го мо­на­сты­ря (III-IV века, скульп­ту­ра) и мав­зо­лей Му­хам­ме­да На­дир-ша­ха (1930-е годы). В конце 1920-х годов под ру­ко­во­дством французского архитектора А. Го­да­ра спро­ек­ти­ро­ван но­вый район Дар-уль-Аман (зда­ния пар­ла­мен­та, Национального му­зея). В но­вых рай­онах, рас­по­ло­жен­ных гл. обр. на ле­вом бе­ре­гу реки Ка­бул: бывшая ко­ро­лев­ская ре­зи­ден­ция, зда­ние Министерства иностранных дел (оба XX век), гос­ти­ни­ца «Ин­тер­кон­ти­нен­таль» (1960-е годы), По­ли­тех­нический институт (1969 год, архитектор П. Г. Сте­ню­шин и др.), ан­самбль зда­ний Медицинского университета (1970-е годы; афганские и болгарские ар­хи­тек­то­ры); по ген­пла­ну 1978 года афганскими и советскими ар­хи­тек­то­ра­ми со­вме­ст­но по­строе­ны ком­плек­сы те­ле­цен­тра, гос­пи­та­ля с пар­ком (оба 1970-е годы), Дом советской нау­ки и куль­ту­ры (1982 год), дуб­ляж­ный ком­плекс «Аф­ган­филь­ма» (1984 год), ме­ж­ду­народный аэ­ро­порт (1980-е годы). В начале XXI века го­род раз­ви­ва­ет­ся по пла­ну ре­кон­ст­рук­ции архитектора Хи­ша­ма Н. Аш­ку­ри. Мо­ну­мен­ты: Не­за­ви­си­мо­сти (Му­на­ри-Ис­тик­ляль, 1919 год), Ос­во­бо­ж­де­ния (Му­на­ри-Не­джат, 1929 год), в честь по­бе­ды при Май­ван­де в 1880 год (1958 год, архитектор Ис­ма­тул­ла Се­радж).

Сре­ди на­учных уч­ре­ж­де­ний — Национальная Академия науки (1979 год), Ближ­не­во­сточ­ный институт (1946 год), Институт по ос­ве­ще­нию вой­ны и ми­ра, ре­гио­наль­ный ис­сле­до­ва­тель­ский центр изу­че­ния Аф­га­ни­ста­на (2006 год). Уни­вер­си­те­ты: медицинский (1368 год; современный ста­тус с 2004 года), Ка­буль­ский (от­крыт в 1932 году; в 1992-2002 годах за­крыт), по­ли­тех­нический (1951 год; современный ста­тус с 1963 года), пе­да­го­гический (2002 год), аме­ри­кан­ский (2006 год); Национально-во­енная ака­де­мия, Сельскохозяйственный институт (1924 год), несколько кол­лед­жей. Библиотека Министерства об­ра­зо­ва­ния (1920 год), Пуб­лич­ная библиотека (1920 год), библиотека Департамента пе­ча­ти и ин­фор­ма­ции (1931 год) и др. Национальный му­зей (1922 год; в середине 1990-х годов — 2001 году за­крыт), Национальная кар­тин­ная га­ле­рея. Национальный те­атр.

До на­ча­ла во­енных дей­ст­вий в 1979 году ве­ду­щим сек­то­ром эко­но­ми­ки Кабула бы­ла сфе­ра ус­луг (основные от­рас­ли — государственное управ­ле­ние, тор­гов­ля, ту­ризм). Дей­ст­во­ва­ли пред­при­ятия тек­стиль­ной, ко­же­вен­но-обув­ной, ме­тал­ло­об­ра­ба­ты­ваю­щей, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щей, пи­ще­вой промышленности, строй­ин­ду­ст­рии; бы­ло раз­ви­то ков­ро­тка­че­ст­во. Промышленный по­тен­ци­ал го­ро­да в ре­зуль­та­те во­енных дей­ст­вий был прак­ти­че­ски унич­то­жен. В начале XXI века име­ют­ся не­боль­шие пред­при­ятия по про­изводству во­енных сна­ря­же­ния, хлоп­ча­то­бу­маж­ных и шер­стя­ных тка­ней, оде­ж­ды, ме­бе­ли, мы­ла, сжи­жен­но­го га­за, ков­ров, про­дук­тов пи­та­ния (в т. ч. са­ха­ра). В про­грам­ме вос­ста­нов­ле­ния го­ро­да основной ак­цент де­ла­ет­ся на раз­ви­тие сфе­ры ус­луг и лёг­кой промышленности. По­строе­ны за­вод по производству про­хла­дительных на­пит­ков ком­па­нии «Coca-Cola» (2006 год), ряд гос­ти­ниц, современный тор­го­вый центр; ра­бо­та­ют 14 бан­ков. В при­го­ро­де Кабула соз­да­ёт­ся промышленная зо­на. (смотрите Предпринимательская деятельность)

Близ Кабула — руи­ны ка­мен­ных ступ (II век), брах­ма­ни­ст­ско­го хра­ма Хайр­ха­на (IV-VII века), буд­дий­ские ко­лон­ны Сурх-Ми­нар и Ми­нар-Чак­ри.

«Водку в землю пришлось закопать». Как живёт Кабул после захвата талибами?

Я бы сказал, на первый взгляд вообще ничего не изменилось. В Кабуле нет светофоров, сумасшедшее движение и такие пробки, что Москва отдыхает. После перехода улицы надо давать медаль «За отвагу!» — водители несутся на старых «рыдванах» прямо на пешеходов, не думая тормозить. Центральный проспект Майванд по-прежнему выглядит как сплошной базар, где вручную жмут гранатовый сок, продают китайское барахло, а из древних маршруток орут — «Давай запрыгивай, место есть!». Электричество и мобильная связь вырубаются на несколько часов в день, ночью из кранов почти не идёт вода.

Как будто и нет новых властей. но на самом деле они есть. По Кабулу разъезжают броневики, где под белыми знамёнами с надписью «Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его!» сидят новые хозяева страны, 20 лет подряд воевавшие в горах и пещерах против НАТО. С пулемётами, в шлёпанцах и рваной одежде, и в новенькой форме США — со складов бежавшей афганской армии. «В первую неделю тут все жутко, до дрожи боялись „Талибана“*, и откровенно не знали, что делать, — рассказывает мне бизнесмен Хафизулла Маршид. — Но потом привыкли». «К чему именно?» «А, да просто привыкли бояться».

«Снится, голову рубят»

Я приезжаю в МИД Афганистана — получать разрешение на репортаж из Кабула. Из талибов в кабинетах только бородатое начальство в чёрных чалмах, остальные сотрудники — те же самые, что работали при свергнутом президенте Ашрафе Гани.

«Боевики сказали: оставайтесь на своём месте, мы вас не тронем, — шепчет секретарь, оглядываясь на открытую дверь. — Но я часто просыпаюсь в ужасе — снится, что талибы рубят мне голову за связь с американцами».

Зарплату в Афганистане никто не получает уже 2,5 месяца — у исламистов нет денег, но обещают выдать «как только, так сразу». На перекрёстках Кабула мучаются с диким хаосом постовые — тоже сотрудники прежнего режима (им даже форму не сменили), рядом кладут асфальт рабочие в оранжевых жилетах. «Ребята, вам платят?» — спрашиваю я. «Нет, — разводят они руками. — Талибы сказали — молитесь Аллаху, деньги будут».

Таксист в машине громко врубает песню. «Говорят, боевики запретили музыку». «Плевать, хочу и буду слушать». Удивительно. Когда в 1996 году «Талибан» захватил Кабул, здесь прошли кровавые массовые казни — на стадионе расстреляли тысячи солдат, замучили до смерти и публично повесили бывшего президента времён СССР Наджибуллу, резали горло противникам исламистов. И вдруг всё тихо-мирно. У меня появилось ощущение, что афганцы даже слегка разочарованы.

Охотники на людей

«“Талибан” начался в 1994 году как движение крестьян из бедных кишлаков, — объясняет врач Сибгатулла Маджид, в 1981-1986 гг. учившийся в Москве. — Такие люди всегда находили утешение в религии, от этого происходят их фанатизм и жестокость. Но первые командиры талибов за 27 лет войны умерли или убиты в боях, у руководства оказались другие люди. Их уже не устраивают запреты на смартфоны, на школы для девочек и повсеместная паранджа для женщин. Эти люди тоже фанатики, но с умом — им ясно, что опять расплеваться со всем миром талибы не могут — Афганистан просто не выживет без международной гуманитарной помощи. Хотя представляю, каких сил им стоит удержать боевиков от расправ над ненавистными проамериканскими чиновниками. Да, я помню прежних талибов как бешеных убийц. Похоже, их новое поколение сообразило — либо мы будем воевать без конца, либо на земле Афганистана прямо сейчас наступит мир. Поэтому они никого и не трогают. Вопрос — надолго ли?»

В добрые намерения талибов в Кабуле верят немногие, и это логично — особенно если вспомнить, что именно они творили. У пятизвёздочного отеля «Интерконтиненталь» (у меня там назначена встреча с представителем боевиков) патруль «Талибана» проверяет мои документы. Ситуация выглядит абсурдом — всего 3 года назад террористы захватили эту же гостиницу и убили тут 43 человека, включая 9 украинских лётчиков и стюардесс. Ещё недавно боевики охотились за иностранцами, как за куропатками, а теперь раздают интервью в холлах фешенебельных отелей, которые ранее взрывали.

«Вы стреляли в невинных людей, — говорю я сотруднику пресс-службы провинции Кундуз мулле Мустафе Хабибулле. — А теперь предлагаете это забыть?». Тот флегматично отпивает чай и улыбается. «Американцы и их слуги убили в нашей стране сотни тысяч мирных жителей, — произносит он. — И что, на такое не нужно обращать внимания? Но мы готовы закрыть глаза на преступления прежнего режима. Хватит крови. Сами спросите афганцев, что им нравится, — жить без войны или под бомбардировками? Вы прежде могли спокойно вечером пройтись по Кабулу? А сейчас гуляйте на здоровье, вас никто не остановит».

Боевики и мусор

Тут он прав — в Афганистане (по сравнению с прежней ситуацией) стало гораздо безопаснее. «Лично я доволен, — признаётся владелец супермаркета Мохаммед Абдулла. — Преступность почти исчезла — талибов опасаются, знают: они скоры на расправу. Раньше в каждом городе бандиты грабили и убивали торговцев, теперь — тишина. Получив власть, талибы сначала растерялись — оказывается, страной нельзя управлять из мечети с автоматом в руках. Они думали, что сокрушат американцев, закричат хором — „Аллах велик!“, и всё сразу наладится. Ничего подобного. Нужно, чтобы на заправках был бензин, вывозился мусор, работали больницы — от коронавируса у нас много людей умирает. Для талибов это шок. Оказывается, мало занять Кабул, следует научиться управлять государством. Мне один полевой командир грустно сказал — „Воевать было проще“. Ну и хорошо, что они не рубят руки на площадях, не устраивают казни». «Вы уверены, что они позже этого не начнут?» — спрашиваю я. «Э. вот не хотелось бы».

Читайте также  Три брата Камчатка как добраться?

Талибы расслабились

Ввиду лёгкой победы в Афганистане боевики находятся в эйфории. Раньше в центре Кабула стояла куча блокпостов, где военные обыскивали машины, а иногда и пассажиров. Министерства окружали по две бетонные стены — чтобы террористам-смертникам было сложнее прорваться в здание. Посетителей проверяли через металлоискатель, рылись в личных вещах. Сейчас я прохожу запросто, боевик на посту краем глаза смотрит на удостоверение журналиста, и машет рукой. На входе в торговый центр меня тоже не обыскали. Талибы расслабились и думают — угрозы им больше нет. Хотя в Афганистане уже произошло несколько крупных атак смертников в мечетях (предположительно, их устроили террористы «Исламского государства»**), «Талибан» не придаёт этому внимания. Вчера в Кабуле подорвали два госпиталя — грохот взрыва одного их них я слышал лично. Такой пофигизм рано или поздно аукнется — талибы привыкли сами устраивать теракты, но теперь террористы убивают их: и они не знают, что делать.

С раннего утра я вижу толпы у банков — банкоматы в Кабуле не работают, люди занимают очередь ещё ночью, чтобы снять свои сбережения: в неделю выдают максимум 10 000 афгани (7 900 рублей).

Тем не менее, беды Афганистана не исчезли: еда дорожает, на улицах полно нищих, умоляющих о куске хлеба. Если талибы не справятся с экономикой, им понадобится свалить проблемы на врагов. И недостатка в них явно не будет.

Кабул: как живет город надежды и отчаяния

Федеральное агентство новостей негативно и с осуждением относится к деятельности и идеологии террористических группировок. «Исламское государство» 1 и движение «Талибан» 1 запрещены на территории РФ решением Верховного суда. Материал носит исключительно информационный характер и не является оправданием действий террористов в Афганистане.

Автор Telegram-канала «Афганская голубка» в репортаже для ФАН рассказывает о том, каким увидела под Новый год столицу Афганистана Кабул, как выглядят афганские вечеринки и как живет город, где даже уличные мальчишки за небольшие деньги готовы участвовать в терактах.

«Только бы сегодня обошлось без взрывов», — когда ждешь рейса в Дубае, эта мысль нет-нет, да и звучит в голове. Если в Кабуле снова случится теракт, рейс будет перенесен и или отложен — я невольно вспоминаю восемь часов ожидания в Душанбе летом 2018 года. Сейчас обстановка изменилась отнюдь не к лучшему, и если случится очередной ракетный обстрел…

Однако сегодня высшие силы, которые часто отворачиваются от Афганистана, явно настроены благосклонно. Самолет вылетает по расписанию и, оставив позади небоскребы Эмиратов и турбулентность над Кандагаром, приземляется в международном аэропорту имени Хамида Карзая.

Лучше быть никем

С дипломатических машин на парковке сняты номера, и нетрудно догадаться, почему — 1 декабря при взрыве пострадал автомобиль российского посольства. В Афганистане нет понятия неприкосновенности: под обстрелы попадают мирные жители и больницы, а ракеты падают на территории диппредставительств. Сейчас неспокойное время, когда лучше всего быть «никем» и не привлекать внимания.

Впрочем, на этот раз на меня внимания и не обратили. Заполняя миграционную карту, в графе «род занятий» я честно указываю «журналист» и ожидаю бесконечных вопросов. Но сотрудник паспортного контроля не знает английского. Он молча ставит штамп и машет рукой — проходи. Я говорю водителю, что можно было бы шутки ради написать «шпион», никто бы и не заменил.

«Ты все равно шпион, и я тоже, — отвечает он. — У нас сейчас как? Есть борода — террорист, бреешься — шпион. С иностранцами работаешь — тем более шпион. От этого не отмоешься».

Возразить нечего. В стране, кроме «Талибана» и «Исламского государства», действуют десятки более мелких террористических группировок, которых направляют и спонсируют разные силы, местные и зарубежные. Правительство Афганистана делает все, чтобы создать хотя бы иллюзию порядка, и попасть под подозрения сотрудников Директората национальной безопасности сейчас легко, как никогда.

Пока водитель ворчит, я пытаюсь понять, как изменился Кабул с прошлого года. Тогда я видела его во время президентских выборов, и он был сам на себя не похож: движение перекрыли, а людей в форме на улицах было заметно больше, чем простых жителей. «Талибан» угрожал сорвать выборы «марионеточного» президента и покарать тех, кто решит голосовать «в угоду Западу».

А сегодня обычный день — но я впервые ощущаю близость войны. Центр города прячется за бесконечными бетонными заборами, колючей проволокой и мешками с песком, на пути машины раз за разом поднимаются шлагбаумы, раз за разом полицейские подходят проверить документы. Лица у них закрыты черными масками или замотаны платками до самых глаз. Из-за плохой экологической обстановки, объясняют мне.

Но есть и вторая причина — страх. Все, кто держит в руках оружие и служит правительству, сейчас стараются не показывать лица. В прошлом году солдаты отказались позировать, объяснив это так: «Тот, кого фотографируют, скоро умрет». Звучит как суеверие, но ведь никто никогда не знает, кто увидит фото. Что, если это талиб, охотящийся на «неверных» солдат президента Ашрафа Гани?

Новый год за семью замками

«Вечеринки? В Кабуле? Серьезно? — моя собеседница, назовем ее Негин, смотрит с недоверием. — Я, местная, и то о таком не слышала. Неужели кто-то празднует?»

Честно говоря, почти никто. В Афганистане свой календарь и «настоящий» новый 1400 год наступит только в марте, в день весеннего равноденствия. Но в Кабуле есть бунтари, которые на свой страх и риск отмечают и Новый год, и Хеллоуин, и день святого Валентина. Нет, это не подражание Западу. Это протест против бесконечной войны и смертей, против родительских запретов и сплетен традиционного общества. Это тоска по «нормальной» жизни, которую многие видели только в кино.

И вот вечером 31 декабря я сажусь в такси. Кабул спит в дыму — зимой здесь топят всем, что горит, и воздухе столько дыма, что через пять минут легкие начинают саднить. На улицах ни души, дороги на удивление пустые, и через 20 минут такси останавливается в одном из переулков Таймани — района, где в лучшие времена жило немало экспатов.

За бронированной дверью скрывается ресторан, прежде называвшийся Le Jardin — он был разрушен взрывом в новогоднюю ночь пять лет назад и сгорел дотла. Наверняка каждый из приглашенных, как и я, задает себе один и тот же вопрос: «А вдруг опять. »

В первом внутреннем дворе охранники с автоматами проверяют, есть ли твое имя в списке приглашенных. Потом пропускают в следующий двор. Там обыскивают (в моем случае женщина заглядывает в карманы и сумку и проводит ладонями от шеи до щиколоток, проверяя, не спрятано ли что-то под одеждой). Снова бетонный коридор, снова двор, снова охранники в бронежилетах. И только после этого ты оказываешься перед дверью, из-за которой доносится музыка.

У меня забирают фотоаппарат и телефон — подобные вечеринки не предназначены для посторонних глаз. По меркам московских клубов, ничего особенного здесь не происходит: кого удивишь шампанским и обнимающимися парами? А в Афганистане за такие развлечения можно поплатиться репутацией, а то и карьерой. Просто так сюда попасть невозможно: тому, кто тебя пригласил, перезвонит хозяин заведения и выяснит, точно ли тебе можно доверять.

В ресторане нет елки, нет новогодних украшений. Девушки с подведенными глазами носят такие платья, что я чувствую себя неловко в джинсах и пиджаке. Вот две из них выходят в центр зала и начинают танцевать под песню Chip Trills, окружающие хлопают в такт. «Как на афганской свадьбе, правда?» — говорят за моей спиной.

Кабул знаменит своим оптимизмом — взорванный ресторан отстроился, сменил имя и снова принимает гостей. Как говорят герои Халеда Хоссейни, «зендеги мегозара». Жизнь продолжается. И празднуют здесь не Новый год, а жизнь и вечную надежду на лучшее.

И это пройдет

Редкое кабульское утро обходится без взрыва. В новостной ленте появляются все новые фото развороченных машин, пострадавших от магнитных бомб, а местная полиция выпускает специальные памятки на тему «не оставляйте автомобиль без присмотра».

Перед тем, как сесть за руль, все осматривают днище при помощи специального зеркала на длинной ручке. Но и это не гарантия: мину могут закрепить в одной из бесконечных кабульских пробок. Сейчас даже уличные мальчишки, которые просят милостыню или окуривают машину дымом местного благовония эспанда «на удачу», готовы поучаствовать в покушении. За это им дают каких-то 500 афгани — около шести с половиной долларов.

Но одно дело — новости, а другое — реальность, в которой иногда сам слышишь звуки взрывов. Я спрашиваю у одного из своих старых кабульских знакомых, журналиста Хуссейна, что он слышал о магнитных бомбах. Не знает ли он, в какой момент они взрываются — когда заведешь мотор или позже?

«Не волнуйся, мы этот момент не пропустим», — отвечает он.

Потом он будет пересказывать эту шутку нашим общим знакомым, хотя обычно настроен более меланхолично. «Эта страна превращается в ад», — такой была одна из первых фраз, которыми он меня приветствовал.

Радостного в афганских буднях действительно мало. В Дохе идут мирные переговоры, под Кандагаром — бои, а сам Кабул находится фактически на осадном положении.

Делегации представителей президента Гани и «Талибана» с сентября обсуждают повестку второго раунда. При этом талибы отказываются заключать даже временное перемирие, и каждый теракт, происходящий в столице, правительство приписывает им. Выходя из дома утром, мало кто может быть уверен, что доживет до вечера. Если ты правительственный служащий, сотрудник СМИ или сил безопасности, то риски возрастают. За три недели в Кабуле я не вижу ни одного иностранца, хотя сейчас они находятся в относительно большей безопасности, чем местные жители. Парадоксально, но факт.

А над всем этим хаосом, стрельбой и взрывами — высокое небо, то яркое, как в апреле, то звездное, если дым не слишком густой. В новогоднюю ночь дежурный, открывший мне дверь, поднял к этому небу руку. Он учился в России, отметил праздник стаканом водки и хотел поговорить на философские темы.

«Смотри, какая там тишина, — сказал он. — Террористы думают, что чего-то добьются? Может быть, на час-два и добьются. Но главное — там, понимаешь? Все наладится, нужно только подождать».

Сразу после нового года в кабульских магазинах появляются красные шары в форме сердца и плюшевые медведи. «Зендеги мегозара».

Кабул

Панорама Кабула в январе 2008.

Кабу́л, کابل (пушту, дари, читается: Kābul), Kabul (англ., нем.), Kaboul (фр.) — столица Исламской Республики Афганистан, центр провинции Кабул, самый большой город страны.

Кабул находится на высоте 1800 м над уровнем моря в долине реки Кабул — притока Инда — в горах Гиндукуша на востоке Афганистана. Река Кабул представляет из себя главную городскую сточную канаву. Водопровод как таковой отсутствует, а воду достают из колодцев [1] .

Кабул — один из 15 районов провинции Кабул («Большой Кабул») — разделен с 2005 на 18 секторов и управляется миниципалитетом во главе с мэром, назначаемым президентом, и префектурой во главе с префектом, выбираемым МВД.

Дата основания:

Страбон (ок. 64 г. до н. э.-ок. 23 г. н. э.; География, XV,2,8 ) и Плиний Старший (23 г. до н. э.-79) упоминают город Ортоспана (Ortospana лат.), который Клавдий Птолемей (ок. 90-ок. 168) в «Географии» отождествляет с городом «Кабура (Κάβουρα греч., Kabura лат.) на реке Кофен, столицей каболитов» (Kabolitae лат.) [2] . Археологические остатки поселения на месте Кабула датируются 2000-1500 гг. до н.э. (Aq Kapruk IV) [3] .

Читайте также  Проверка готовности визы в Болгарию

Исторические названия:

Кабул — имя города происходит от наименования реки, название которой, вероятно, упоминает индийская «Ригведа» и иранская «Авеста» как Kubhā. Само же происхождение названия являлось предметом этимологических легенд и сейчас остается предметом научной дискуссии [4] .

Мавзолей короля Афганистана Надир-шаха (1883 / 1929-1933) в Кабуле, октябрь 2009.

Кабул — столица:

565-850: столица княжества Кабул-шахи (Kabul Shahi англ., Kabul-shāhān или Ratbél-shāhān, фарси: کابلشاهان یا رتبیل شاهان ) во главе с тюркскими правителями [5] .

850-871: центр индуистской династии Кабул-шахи (Shahi Dynasty) [6] .

900-977: правитель Кабула — данник государства Саманидов (Samani dynasty англ., фарси: سامانیان , читается: Sāmāniyān).

1397-1409: центр афгано-индийской провинции в государстве Тимуридов.

1504-1525: столица государства тимурида Бабура (1483-1531).

1545-1555: столица могольского падишаха Насир-уд-дина Мухаммада Хумаюна (Nasir ud-din Muhammad Humayun, 1508-1556), бежавшего из Дели [7] .

1709-1737: столица Кабульского ханства.

1775-1823: столица афганского Дурранийского государства (пушту: د درانیانو واکمني , Durrani Empire англ.).

1823-1926: столица Эмирата Афганистан (фарси: ‏إمارة أفغانستان‎ , читается: Imārat-i Afġānistān), в 1879-19 августа 1919 — протекторат Великобритании

1926-1973: столица Королевства Афганистан (Kingdom of Afghanistan англ.).

1973-27 апреля 1978: столица Республики Афганистан (Republic of Afghanistan англ.).

На улице Кабула в августе 2009

27 апреля 1978-18 апреля 1992: столица Демократической Республики Афганистан (Democratic Republic of Afghanistan англ.).

1992-сентябрь 1996: столица Исламского государства Афганистан (Islamic State of Afghanistan англ.) во главе с правительством Северного Альянса — Объединённого Исламского Фронта Спасения Афганистана (United Islamic Front — UIF англ., пушту: Jabha-yi Muttahid-i Islami-yi Milli bara-yi Nijat-i Afghanistan).

сентябрь 1996-13 ноября 2001: Исламский эмират Афганистан (Islamic Emirate of Afghanistan англ., пушту: د افغانستان اسلامي امارت‎ ) талибов.

В Кабуле находятся центральные государственные органы Исламской Республики Афганистан:

  • Президент — глава государства и правительства.
  • Парламент — Национальная ассамблея , состоящая из верхней палаты Мишрану Джирги (Палата старейшин) и Волеси Джирги (Народной палаты).

Суннитская мечеть в Кабуле, декабрь 2009.

Географические координаты: 33º33′ с.ш., 69º13′ в.д. [8]

Население: численность городской агломерации на 21.03.2003 — 2,68 млн человек [9] .

Площадь: 275 км², «Большой Кабул» — 425 км².

Ссылки

Полезные ссылки

  • Гид — как выжить в Кабуле
  • Национальный музей Афганистана в период войны (Meharry J. The National Museum of Afghanistan: In Times of War // Levantine Culturel Center. 30.8.2010)
  • The American University of Afghanistan (Американский университет Афганистана в Кабуле, с 2004, на английском языке)
  • The Darul-Aman project for Kabul (немецко-афганский проект реконструкции дворца Дарул-Аман (Darul Aman Palace), построенного в 1920-х гг. в нео-классическом стиле]
  • Dupree N.H. An Historical Guide to Kabul (2nd ed. Kabul, 1972) (подробная история Кабула)
  • Higher Education Institute of Karwan (HEIK) (Высший образовательный институт (пушту: کاروان د لوړو زده كړو موسسه ) в Кабуле, с 2008, на английском языке)
  • Kabul Gallery (фотографии старого Кабула)
  • Kabul Golf Club (Кабульский гольф-клуб, на английском языке)

Улочка с традиционными домами на окраине Кабула, сентябрь 2009

  • Kabul Medical University (Кабульский медицинский университет, существует отдельно с 2008)
  • Kabul Travel (туристическая информация о Кабуле на английском языке)
  • The Kabul University (KU) (Кабульский университет, с 1931 года)
  • Kabul Weekly («Кабульский еженедельник» на английском языке)
  • Kabulpress.org (информационный портал об Афганистане на английском языке)
  • Kultur in Kabul (репортаж о культуре в Кабуле на немецком языке, 08.03.2010)
  • People of Kabul («Люди Кабула» — репортаж Radio France Internationale на английском языке)
  • Polytechnic University of Kabul (Политехнический университет Кабула, с 1963, на английском языке)
  • Safi Landmark Hotel (Сафи-отель в Kabul City Center)
  • Times of Kabul (нью-йоркская газета о Кабуле)

Транспорт

  • Международный аэропорт Кабула (Kabul International Airport — информация на сайте Министерства транспорта и гражданской авиации)

Традиционные дома на сколе горы. Кабул, июнь 2005

Музеи и достопримечательности

  • Обзорная экскурсия по Кабулу
  • Зоoпарк Кабула
  • Достопримечательности Кабула
  • National Museum of Afghanistan (Национальный музей Афганистана в Кабуле c 1922)
  • Мечеть Пул-и Хишти (Pul-e Khishti Mosque; крупнейшая мечеть Кабула конца XVIII в.)

«Вокруг света» о Кабуле

Сентябрь 1979 Дорога через Саланг (Апрельская революция 1979 года глазами очевидца; кабульский Чаман; афганские дороги и грузовики)

Пятница на окраине Кабула в июле 2009. На холме в центре — крепость на Круглом холме (Kolola Pushta Fortress), а в верхнем правом углу — богатая окраина города с посольствами — Вазир Акбар-хан (Wazir Akbar Khan, пушту: وزیر اکبر خان )

Декабрь 1981 Школа в Шахре-Нау (школа в старом кабульском районе)

Август 1983 Кабульские ковры (об изготовлении афганских ковров)

15.1.2008 Смертники в отеле Кабула (талибы атаковали самую роскошную гостиницу Кабула – Serena Hotel. 7 человек погибли)

Город Кабул где находится?

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

Исламская республика Афганистан перестала существовать два месяца назад. Черно-красно-зеленые флаги теперь заменены на белые флаги «Талибана». Если верить западной прессе, с приходом талибов в стране настало время запретов, а жизнь в столице замерла. По просьбе «Медиазоны» журналистка Александра Ковальская рассказывает, как живет Кабул сейчас и что о смене власти в стране думают местные жители и сами талибы.

Запретить нельзя разрешить

Мы въезжаем в Кабул на закате, преодолев за двенадцать часов пути около 400 километров от Мазари-Шарифа . На въезде теперь стоят блокпосты «Талибана». Постовые заглядывают в окно автомобиля, несколько секунд рассматривают пассажиров, в крайнем случае проверяют багажник и пропускают в город. Кажется, документы больше никого не интересуют. У талиба, который проверяет нашу машину, волосы до плеч, а глаза подведены сурьмой.

В центре Кабула светятся окна кафе и ресторанов, хотя посетителей в них почти нет: большая часть тех, кто мог себе это позволить, покинули страну. В парикмахерских, несмотря на запрет, подстригают бороды местные модники, и встретить молодых людей в футболках и джинсах в городе тоже пока еще возможно.

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

На улицах столько же женщин, сколько было раньше, и их одежда не изменилась. Они смеются, прогуливаются под руку с подругами, торгуются с продавцами над тележками овощей. Правда, некоторые теперь закрывают лица масками — может быть, просто потому, что в Кабуле пыльно. По сути, за те два месяца, что у власти находятся исламисты, ни одно предписание, в том числе касающееся прав женщин или одежды, пока не обрело статус закона, а потому не требует обязательного исполнения.

На одной из кабульских улиц девочка лет десяти в красном платье и косой через плечо играет со сверстниками. У одного из мальчишек в руках воздушный змей — 20 лет назад их запускать не разрешалось. Правда, в городе не слышно музыки, но, судя по рассказам, на свадьбах она до сих пор звучит, а талибы приходят туда потанцевать.

Время запретов пока не наступило.

«Разве мы террористы?»

Впрочем, нельзя сказать, что Кабул совсем не изменился. Талибы, которых раньше можно было увидеть только на фото, теперь ходят по улицам с неизменным автоматом за плечом или патрулируют районы на джипах, принадлежавших раньше правительственным силам. Складывается впечатление, что многим боевикам в Кабуле до сих пор неуютно — возможно, они попали в город впервые в жизни.

Талибов тысячи и тысячи. Большинство из них молоды, не старше 25 лет, некоторые не умеют читать и не знают других языков, кроме пушту, и никогда не видели вблизи женщин, кроме своих матерей, жен и сестер. Впрочем, бывают исключения.

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

В центральной части Кабула — холм Вазир Акбар Хана. На нем цветут розы и стоит без воды построенный Советским Союзом бассейн. У подножия холма расположился дипломатический квартал с посольствами западных стран; теперь они закрыты. Сейчас на возвышенности базируется батальон «Бадри» — элитное подразделение спецназа «Талибана». Бумаги на входе проверяет юноша в очках с тонкой золотой оправой, представившийся как Ахмад.

— Добро пожаловать, мы всегда рады иностранным журналистам, которые приезжают в нашу страну. Не нужно нас хвалить, пишите только правду! — он говорит по-английски бегло, с хорошим произношением. — Вы бывали в Афганистане раньше, до нашей победы?

«Наша победа» — так все без исключения талибы называют события 15 августа, когда их отряды без боя вошли в Кабул.

За чаем, без которого не обходится ни один разговор, Ахмад рассказывает о себе: ему 18 лет, он принимал участие в конкурсах чтецов Корана, считает ислам лучшей религией в мире и мечтает стать врачом.

— Сейчас, когда мы прогнали оккупантов, мы установим дружественные отношения со всеми странами. Скажите, ваши представления о нас совпали с реальностью? Нет? Ну вот видите. На нас много клевещут. Западная пропаганда делает все возможное, чтобы нас очернить.

Он повторяет сказанное на пушту, и его сослуживцы согласно кивают головами.

— Разве мы террористы? — вступает в разговор чернобородый талиб постарше. — Представьте, не дай бог, конечно, что в вашу страну пришли захватчики. Вы стали бы бороться с ними, верно? Почему, если за свободу борется христианин, то он герой, а если мусульманин, то он террорист? Вам это не кажется несправедливым? Мы двадцать лет боролись за свободу.

Я осторожно напоминаю, что за 20 лет войны погибло множество мирных жителей.

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

— На войне без жертв не обойтись. Зато сейчас мы всех простили. Даже тех, кто сотрудничал с американскими оккупантами, — отмечает талиб.

— Но многие афганцы по-прежнему не доверяют вам и хотят уехать.

— Они просто недальновидны, — отвечает Ахмад. — Рано или поздно афганцы поймут, что все мы — братья, все мы — мусульмане. И мы принесли мир, понимаете? Мир.

Мечты о Франции

Официально эвакуация из кабульского аэропорта завершилась 1 сентября — талибы, вошедшие в Кабул 15 августа, дали странам НАТО две недели. Падение Кабула во многом походило на падение Сайгона в 1975 году: десятки тысяч перепуганных людей видели единственное спасение в том, чтобы покинуть страну. Многие мечтают об этом и сейчас. Увидев иностранца, подходят с неизменной просьбой: «Помогите мне выбраться отсюда».

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

В парке Шахре-Нау разбиты палатки, где живут беженцы из провинции Баглан , два-три десятка семей. Женщина в белом платке — на вид ей лет 60 — рассказывает, почему им пришлось бежать:

— Мы работали вместе с Биби Кафтар , я и еще несколько моих родственниц. Мы всегда защищали наши права, как могли. Потом пришли талибы и отобрали наши дома. Теперь угрожают, что убьют нас. Мы хотели уехать в августе, но на самолет попасть не получилось. Мой сын ушел пешком в Турцию. А вы чем здесь занимаетесь? Вы можете нам помочь? А, вы журналист. Может быть, все-таки поможете?

В тот же день со мной заговаривает высокий седой человек в длинной рубахе и шароварах. Он прогуливался снаружи, наблюдал через стекло и терпеливо ждал, пока я выйду из кафе.

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

— Добрый день. Вы иностранка? Чем вы занимаетесь? Понимаю. Вы не знаете, как мне попасть во Францию? Нет? Жаль. Извините, — говорит он и уходит, прижимая к груди папку, где, должно быть, лежат его документы.

Возле зоопарка под цветным зонтиком устроился торговец соком — юноша в красных жилетке и кепке. Улыбаясь, он наливает в стакан абрикосовый сок, но от денег отказывается. Потом закатывает рукав и показывает шрам.

— Вот посмотрите, в меня стреляли талибы. Когда-нибудь они вернутся и убьют меня, я знаю. У меня брат служил в полиции, ему пришлось бежать, а теперь они доберутся до меня. Вы можете мне помочь? — спрашивает он и, не дожидаясь ответа, пишет на обрывке бумаги свое имя и номер телефона.

Читайте также  Сан Пауло где находится?

Несколько десятков таких номеров набирается за неделю у любого иностранного журналиста, работающего в Кабуле. Никогда не знаешь, что стоит за желанием покинуть Афганистан: настоящая угроза или надежда на лучшую жизнь на Западе.

Никто не знает, что дальше

Как бы странно это ни звучало, но с приходом талибов жизнь иностранца в Кабуле стала гораздо проще: бумажные вопросы, которые во времена республики требовали времени и денег, сейчас решаются бесплатно за полчаса, а по улицам можно ходить пешком, ничего не опасаясь. После того, как «Талибан» казнил четырех похитителей в Герате, уровень преступности в стране существенно снизился.

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

Впрочем, для местных плюсы уравновешиваются не менее серьезными минусами: Афганистану грозит экономический кризис, цены на продукты и бензин растут. Новое правительство призывает госслужащих выйти на работу, но где оно планирует взять деньги на зарплаты, пока никто не знает.

Реза, бывший гид, грустно кивает, слушая мои соображения. Реза — хазареец, представитель третьей по величине этнической группы Афганистана, которая слишком сильно отличается от остальных. 20 лет назад хазарейцы, азиаты по внешности и шииты по вероисповеданию, серьезно пострадали из-за «этнических чисток» талибов, и сейчас смотрят в будущее без оптимизма.

Неприязненное отношение к хазарейцам сохраняется у талибов и сейчас. На прошлой неделе в одном из министерств ждали своей очереди на интервью с чиновником-талибом два хазарейца — журналист и оператор. Они вполголоса поделились со мной своими опасениями: «Что дальше — неизвестно, но талибы никогда не относились к нам, как к равным, и никогда не будут. И теперь мы ждем, когда они покажут свое истинное лицо. Честно говоря, нам иногда бывает страшно». Во время обеда чиновник, человек образованный и обаятельный, пригласил иностранных репортеров присоединиться к нему, а хазарейцев оставил за дверью в приемной.

Мы с Резой сидим в кабульском аэропорту, откуда впервые за долгое время улетает эвакуационный рейс. На вопрос о том, легко ли ему ладить с талибами, хазареец отвечает:

— Пока не жалуюсь, как-то удается договариваться. Но никогда не знаешь, чего от них ждать. Они на днях побили моего друга за то, что он разговаривал по телефону со своей невестой. Отобрали телефон, услышали в трубке женский голос и стали бить — мол, запрещено разговаривать с женщинами. Если выйти после девяти вечера, тоже могут быть неприятности.

— Но в городе нет комендантского часа.

— В наших кварталах есть.

Фото: Александра Ковальская / Медиазона

И все же, несмотря на то, что талибское правительство не признано, несмотря на взрывы в шиитских мечетях и слухи о боях с «Исламским государством», несмотря на рост цен и нехватку денег, несмотря на приближающуюся зиму и частые перебои с электричеством, Кабул кажется удивительно спокойным.

«Талибан» и жители Кабула будто заключили негласный договор: первые закрывают глаза на нарушение своих предписаний, вторые — на бытовые трудности. Это шаткое равновесие может быть легко нарушено в любой момент, но пока что страна и город переживают, возможно, самый мирный период своей истории за последние сорок лет. Пока — ключевое слово, без которого не обходится ни один разговор о современном Афганистане.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Женский форум об Азербайджане, Востоке и обо всем на свете

  • Сообщения без ответов
  • Активные темы
  • Поиск
  • Наша команда

Кабул — столица Афганистана

Кабул — столица Афганистана

Сообщение Renata » 01 окт 2011, 12:30

Город Кабул — Столица Афганистана, город войн

Город Кабул считается одним из древнейших городов Центральной Азии: его история насчитывает около 3,5 тысячи лет. Первое упоминание о Кабуле было обнаружено в Ригведе, древнеиндийском собрании религиозных гимнов, составленном еще во 2-м тысячелетии до н.э. О существовании города были неплохо осведомлены и греки ученый Птолемей Клавдий (ок. 87-165) упоминал Кабул в своих научных трудах.

Славу и значимость Кабул приобрел благодаря тому, что оказался на пересечении важнейших торговых путей: от него открывались дороги к Индии и Пакистану. Более того, через его территории проходил Великий шёлковый путь, связывавший Средиземноморье и Восточную Азию, — караваны стекались сюда непрерывным потоком. Особого счастья такое удачное расположение Кабулу не приносило: многие правители мечтали рано или поздно завладеть этим перевалочным пунктом. В начале нашей эры город входил в состав Кушанского царства (I-III вв.), а затем на протяжении большей части своей истории переходил из одних рук в другие.

До VI в. территории Кабула были под контролем эфталитов, которым, по разным версиям, приписывают древнетюркское или древнеиранское происхождение. Начиная с X в. городом попеременно завладевали династии иранцев — Саффаридов, Саманидов, Газневидов и Тимуридов. В XIII в. через Кабул пронеслись орды Чингисхана, не оставившие после себя камня на камне. Однако это не помешало городу возродиться. В XVI в. потомки Тимуридов основали империю Великих Моголов, и в 1504 г. Кабул стал столицей этого государства, где правил хан Бабур (1483-1530), он построил в городе множество дворцов и мечетей.

Собственно Афганское государство со столицей в Кабуле начало формироваться в XIX в. Но уже буквально на первых шагах своего развития независимый Афганистан был вынужден вступить в войну с Великобританией: в период 1838-1842 гг. в регионе бушевала Первая англоафганская воина, в ходе которой Кабул был оккупирован британскими войсками. Хотя вспыхивавшие в городе восстания вынудили англичан покинуть Кабул, Вторая англо-афганская война не заставила себя долго ждать: уже в 1878 г. военные действия возобновились. Спустя два года Великобритания вывела войска за пределы Кабула, однако по соглашению с эмиром Абдур-Рахманом (1844-1901) оставила за собой право контролировать внешнюю политику страны, да и сам эмир придерживался проанглийской политической ориентации и на трон был возведен англичанами.
Именно ему Кабул может быть благодарен за свой нынешний статус: Абдур-Рахман объявил город афганской столицей. Здесь же в 1919 г. эмир Аманулла-хан (1892-1960) провозгласил Афганистан независимым королевством.

Но XX в. уже готовил Кабулу новые тяжелые испытания. К борьбе за влияние в Афганистане подключился СССР: в 1979 г. началась афганская война, или, как тогда сообщала официальная советская пропаганда, произошел «ввод ограниченного контингента советских войск». Кабул был занят советскими войсками, которые покинули его, как и весь Афганистан, лишь в 1989 г.
Сразу после ухода советских войск Афганистан вступил в полосу гражданских войн. Считается, что войн было три, но фактически боевые действия велись непрерывно. Множество зданий в Кабуле в эти годы было разрушено. Десятки тысяч людей бежали из города, но еще больше осталось. В 1996 г город был захвачен талибами, а в 2001 г., после терактов 11 сентября в Нью-Йорке, войска Северного альянса вошли в город при поддержке США и Великобритании. И снова рушились здания, приходили в негодность дороги. До сих пор в этой войне не поставлена окончательная точка. И тем не менее город постепенно начинает оживать.

Есть, однако, ужасные потери. Дворец Дарул Аман, построенный в 1920-х гг., за свою недолгую историю перенес не один пожар, но всякий раз восстанавливался. После воздушных атак на город в начале 1990-х дворец остался в руинах, а проекты по его восстановлению так и не были воплощены в жизнь, как и в случаях с другими пострадавшими памятниками архитектуры.

Несмотря на огромные потери, Кабулу все еще есть что показать своим гостям. Одна из легендарных достопримечательностей столицы Афганистана сады Бабура, того самого правителя XVI в., основателя династии Великих Моголов. Этот воин-завоеватель очень любил Кабул и завещал похоронить себя именно здесь. Сами сады Бабура были разбиты еще при жизни правителя, предположительно в 1528 г. Позже здесь была возведена гробница Бабура, и в наши дни сады известны в первую очередь как последнее пристанище родоначальника империи Великих Моголов.

Не меньшего внимания заслуживает и Национальный музей Афганистана в Кабуле. Здание музея не раз подвергалось бомбежкам, многие древние экспонаты были попросту украдены, а со временем осели в частных коллекциях. И все же хранители музея сумели сберечь коллекцию ценных артефактов исламской культуры.
Оказавшись в Кабуле, нельзя упустить возможность прогуляться по городской стене, которая, кстати, неплохо сохранилась.

Сложно представить себе азиатский город без традиционных шумных базаров, на которых можно не только купить свежие овощи и специи, но и от души пообщаться со словоохотливыми бойкими торговцами. И Кабул в этом отношении никого не разочарует. Здесь немало подобных базаров, а средоточием торговой жизни столицы считается проспект Майванд. Наибольшую популярность снискал базар Миндаи. Немудрено и затеряться в лабиринте лавчонок, магазинчиков и чайных, который представляет собой этот рынок, еще сложнее не растеряться в его атмосфере всеобщей экспансивности и кутерьмы. Кабульцы не без гордости часто повторяют — если вы не смогли найти какую-либо вещь на прилавках Миндаи, значит, ее попросту не существует.
Элементы европейской культуры в последнее десятилетие особенно активно проникают в город. Это происходит благодаря иностранному потоку инвестиций, которые с 2003 г. стал получать Афганистан и его столица: появляются новые здания, дороги. И все же жизнь в Кабуле пока нельзя считать безопасной, вылазки террористов здесь нередки.

Столица Исламской Республики Афганистан.
Административное деление: 18 секторов.
Языки: дари, пушту.
Денежная единица: афгани.
Религия: ислам.
Река: Кабул
Важнейший аэропорт: международный аэропорт Кабул.

Площадь: 425 км2 (агломерация).
Население: 2 850 000 чел.(2008 г.) в агломерации.
Плотность населения: 6705.8 чел / км2 (агломерация).
Самая высокая точка: г. Шердарваза (2221 м).
КЛИМАТ
Полупустынный, с чертами горного, резкие суточные колебания температур.
Средняя температура лета: +25ºС.
Средняя температура зимы: 0 — +7ºС.
Среднее количество осадков: 312 мм.
ЭКОНОМИКА
Промышленность: текстильная, мебельная, пищевая, традиционные ремесла.

■ Великая кабульская стена;
■ Мечети Идг-Ах, Пулэ-Кишти;
■ Крепость Бала-Хиссар;
■ Королевский дворец;
■ Национальный музей Афганистана:
■ Сады Бабура (парк Багги-Бабур);
■ Проспект Майванд;
■ Базар Миндаи:
■ Зоопарк Кабула.

■ С историей основания Кабула связано немало легенд. Одна из них повествует о том, как однажды падишах встретил на своем пути удивительное место. Здесь посреди огромного озера виднелся остров, причем попасть на него было невозможно. Правитель повелел собрать как можно больше соломы, чтобы соорудить брод. Так и сделали. Как оказалось, это был волшебный остров, жители которого всю жизнь свою посвящали музицированию. Впечатленный увиденным, падишах решил построить здесь город, назвав его Капул — «Соломенный мост».
■ По некоторым данным, в 2008 г. на территории Кабула проживал лишь один представитель иудейской культуры — Заблон Симинтов. торговец коврами и по совместительству содержатель единственной в столице Афганистана синагоги. Прежде в Кабуле проживало несколько тысяч иудеев, но со временем они переехали в другие страны, преимущественно в США и Израиль.
■ Кабул расположен на одноименной реке в высокогорной восточной области Афганистана. Над ним возвышаются горы Асамаи и Шердарваза, да и сам он находится на приличной высоте над уровнем моря — она составляет около 1830 м.
■ С восстановлением дорог и расширением дорожной сети все больше жителей Кабула стали обзаводиться собственными автомобилями. В прессе нередко отмечается, что особенную любовь кабульцев уже давно завоевал почему-то автомобиль «Тойота Королла»: машин этой марки на улицах города больше всего. Еще встречаются здесь и советские «Жигули», оставшиеся на ходу с 1980-х гг.